Разделы

На правах рекламы:

Выставочный ковролин на сайте kovrolintut.ru.

• Купить фунгициды и еще.



АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ АКЦИОНЕРНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА
Михаил Викторович ЛОГВИНЕНКО,
партнер консалтинговой группы "Альпийский ветер" (г. Москва)

"Арбитражная практика"
, № 4, 2003

Несмотря на принятие Федерального закона от 07.08.2001 № 120-ФЗ "О внесениий изменений и дополнений в Федеральный закон "Об акционерных обществах" (далее - Закон № 120-ФЗ) применение норм Федерального закона "Об акционерных обществах" в новой редакции (далее - Закон об АО) по-прежнему вызывает много проблем. Некоторые из них порождены собственно Законом № 120-ФЗ.
В октябре 2002г. в Закон об АО вновь были внесены изменения, касающиеся порядка выплаты дивидендов. Правда, в связи с пассивной дивидендной политикой большинства российских акционерных обществ последние поправки не столь актуальны. Хотя они могут стать таковыми в перспективе.
За время действия Закона об АО в редакции 2001 г. автору статьи пришлось столкнуться с рядом коллизий и пробелов в регулировании деятельности акционерных обществ.
Положение о дополнительных требованиях к порядку подготовки, созыва и проведения общего собрания акционеров, утвержденное Постановлением ФКЦБ России от 31.05.2002 № 17/пс (далее - Положение о дополнительных требованиях), которое вступило в силу с 19.08.2002, значительно упростило жизнь акционерных обществ и инвесторов, дав разъяснения по многим вопросам, оставленным без внимания в Законе № 120-ФЗ.
Однако и названное Положение не решило всех существующих проблем. Цель настоящей статьи познакомить практикующих юристов, менеджеров компаний и инвесторов с рядом вопросов, ответы на которые невозможно получить из действующей редакции Закона об АО.

Проблема № 1
Предъявление, представление - одно и то же?

Прежде всего хотелось бы остановиться на проблеме, возникшей из-за достаточно простой терминологической ошибки. Суть ее заключается в том, что п. 2 и 6 ст. 55 Закона об АО содержат два различных основания для начала течения сроков, связанных с подготовкой и проведением общего собрания акционеров. Так, согласно п. 2 срок, в течение которого должно быть проведено внеочередное общее собрание акционеров, исчисляется с момента представления требования о его проведении. А срок, установленный п. 6 для принятия советом директоров решения о созыве внеочередного общего собрания акционеров или отказе в его созыве, исчисляется с момента предъявления требования.
Поскольку сам Закон об АО не разъясняет, что следует понимать под моментами представления и предъявления требования, на практике могут возникнуть определенные трудности. В этой связи важно найти выход из создавшейся ситуации.
Начнем с момента предъявления. Ответ на вопрос, что такое момент предъявления требования, можно найти в п. 2.6 Положения о дополнительных требованиях, согласно которому под данным моментом понимается следующая дата:
- если предложение направлено простым письмом - дата, указанная на оттиске календарного штемпеля, подтверждающего дату получения почтового отправления;
- если предложение направлено заказным письмом - дата вручения почтового отправления адресату под расписку;
- если предложение направлено по электронной почте, электрической связи или иным способом, предусмотренным уставом или иным внутренним документом общества, регулирующим деятельность общего собрания, - дата, определенная уставом или иным внутренним документом общества, регулирующим деятельность общего собрания.
Таким образом, Положение о дополнительных требованиях в целом решило проблему определения даты начала течения срока, установленного п. 6 ст. 55 Закона об АО. Остался только один вопрос - определить дату, указанную на оттиске календарного штемпеля, подтверждающего дату получения почтового отправления, но об этом будет сказано ниже (см. Проблема № 2).
Иначе обстоит ситуация с определением момента представления требования, о котором идет речь в п. 2 ст. 55 Закона об АО. Лишь с относительной точностью ответ на данный вопрос можно получить из п. 2.1 Положения о дополнительных требованиях, где установлен порядок представления предложений о внесении вопросов в повестку дня и предложений о выдвижении кандидатов в органы управления и иные органы общества (далее - предложения).
В соответствии с указанным пунктом предложения могут быть представлены путем:
- направления почтовой связью;
- вручения под роспись уполномоченному лицу;
- направления иным способом, предусмотренным уставом или иным внутренним документом.
Чтобы определить момент представления требования о проведении внеочередного общего собрания акционеров (далее - требования), необходимо проанализировать каждый из перечисленных способов.
Итак, при направлении почтовой связью моментом представления требования может быть дата, указанная на оттиске календарного штемпеля, подтверждающего дату отправки либо получения почтового отправления.
Поскольку начало течения срока определено в нормативном документе неточно, разумно попытаться уложиться в сроки проведения внеочередного общего собрания акционеров исходя из того, что моментом представления требования является дата, указанная на оттиске календарного штемпеля, подтверждающего дату отправки почтового отправления. Учитывая тот факт, что максимальные контрольные сроки прохождения почты составляют 11 дней, это вполне осуществимо. Единственным условием здесь выступает оперативный созыв и проведение совета директоров по вопросу созыва собрания.
В случае вручения требования под роспись уполномоченному лицу моментом его представления однозначно является дата такого вручения.
Момент представления требования, направленного иным способом, указанным в уставе или внутренних документах, определяется исходя из способа представления требования. Целесообразно определять момент представления требования в этих же документах, чтобы избежать неоднозначности.
Резюмируя вышесказанное, определение момента представления требования вызывает затруднения и в теории, и на практике. А ведь от установления этого момента зависит начало течения срока для проведения внеочередного общего собрания акционеров. Не исключен и тот факт, что Закон об АО под терминами "представление" и "предъявление" подразумевает одно и то же. Тогда следует руководствоваться правилами, закрепленными в п. 2.6 Положения о дополнительных требованиях. Однако изложенная позиция должна найти подтверждение в арбитражном суде.
В любом случае, отсутствие определения терминов "представление" и "предъявление" в самом Законе об АО создает благодатную почву для споров по данному вопросу. Тем более что все неточности, пробелы и коллизии норм Закона Об АО умело используются акционерами при участии в корпоративных конфликтах.

Проблема № 2
Момент предъявления требования, направленного по почте

Названная проблема вытекает из рассмотренной в предыдущем разделе. В соответствии с п. 6 ст. 55 Закона об АО совет директоров должен принять решение о созыве внеочередного общего собрания акционеров либо об отказе в его созыве в течение пяти дней с даты предъявления требования ревизионной комиссии (ревизора) общества, аудитора общества или акционеров (акционера), являющихся владельцами не менее чем 10 процентов голосующих акций общества.
Законом об АО не установлено, что является датой предъявления требования. Информацию на этот счет можно найти только в п. 2.6Положения о дополнительных требованиях, где сказано, что датой предъявления требования о созыве внеочередного общего собрания акционеров, в случае направления требования простым письмом, считается дата, указанная на оттиске календарного штемпеля, подтверждающего дату получения почтового отправления.
Возникает вопрос, кем должно быть осуществлено вышеупомянутое получение почтового отправления: почтовым отделением отправителя или получателя? Ответ на него можно найти в Правилах оказания услуг почтовой связи, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 26.09.2000 № 725 (далее - Правила). Пункт 152 Правил устанавливает, что претензии в отношении внутренних простых почтовых отправлений о несвоевременной доставке (вручении) принимаются при предъявлении оболочки почтового отправления с оттисками календарных штемпелей, подтверждающих даты их отправки и получения.
Из указанного пункта можно сделать следующий вывод: оттиск календарного штемпеля ставится на почтовом отправлении при его приеме у отправителя и при получении почтового отправления в почтовом отделении адресата. Следовательно, получение почтового отправления осуществляется в почтовом отделении адресата.
Таким образом, исчисление пятидневного срока для принятия советом директоров акционерного общества решения о созыве внеочередного общего собрания акционеров или отказа в удовлетворении такого требования начинается с даты, указанной на оттиске календарного штемпеля, который ставится почтовым отделением адресата.

Проблема № 3
Сроки для выдвижения предложений и кандидатур советом директоров

Известно, что к годовому общему собранию акционеры (акционер), являющиеся в совокупности владельцами не менее чем 2 процентов голосующих акций общества, вправе внести вопросы в повестку дня и выдвинуть кандидатов в совет директоров (наблюдательный совет) общества, коллегиальный исполнительный орган, ревизионную комиссию (ревизоры) и счетную комиссию общества, число которых не может превышать количественный состав соответствующего органа, а также кандидата на должность единоличного исполнительного органа. Такие предложения должны поступить в общество не позднее чем через 30 дней после окончания финансового года, если уставом общества не установлен более поздний срок (ст. 53 Закона об АО).
Одновременно с этим, помимо вопросов, предложенных акционерами для включения в повестку дня годового общего собрания, а также в случае отсутствия таких предложений, отсутствия или недостаточного количества кандидатов, предложенных акционерами для образования соответствующего органа, совет директоров (наблюдательный совет) общества вправе включать в повестку дня общего собрания акционеров вопросы или кандидатов в список кандидатур по своему усмотрению.
Распространяется ли на принятие советом директоров решения о включении в повестку дня годового общего собрания акционеров вопросов или кандидатов в список кандидатур, порядок представления предложений акционерами? Другими словами, вправе ли совет директоров по истечении срока, установленного ст. 53 Закона об АО для внесения предложений акционерами, принимать решение о включении, по собственной инициативе, вопросов в повестку дня годового общего собрания или о выдвижении кандидатов в органы управления акционерного общества?
Ответ содержится в той же ст. 53 Закона об АО, а именно в п. 5, где говорится, что совет директоров должен в течение пяти дней по окончании срока внесения предложений акционерами к годовому общему собранию акционеров рассмотреть внесенные предложения и вынести по ним соответствующие решения. Одновременно совету директоров предоставлена возможность самостоятельно вносить предложения и выдвигать кандидатов.
Представляется, что совет директоров вправе внести свои предложения при рассмотрении вопроса о внесении предложений акционеров, т. е. в течение пяти дней после окончания срока внесения предложений от акционеров. Позднее этого срока принимать решение о включении вопросов в повестку дня годового общего собрания совет директоров не вправе.
Тем не менее существует вероятность, что в указанные законом сроки совет директоров не сможет собраться для рассмотрения предложений акционеров, внесенных в повестку дня годового общего собрания, и пятидневный срок, установленный п. 5 ст. 53 Закона об АО, будет нарушен.
В этом случае возникнет другая проблема, а именно включение советом директоров вопросов или выдвижение кандидатов по своему усмотрению с нарушением сроков для внесения подобных предложений. Однако данное нарушение будет следствием пропуска советом директоров пятидневного срока на рассмотрение предложений акционеров. Возможные негативные последствия в виде признания судом такого решения совета директоров недействительным, будут вызваны именно пропуском срока, установленного ст. 53 Закона об АО, а не нарушением сроков для внесения предложений в повестку дня годового общего собрания акционеров.

Проблема № 4
Возможность выдвигать предложения и кандидатуры акционерами к внеочередному общему собранию акционеров

Законом об АО предусмотрены процедуры внесения вопросов в повестку дня годового общего собрания акционеров и выдвижения кандидатов в органы АО. При проведении внеочередного общего собрания акционеров (далее - ВОСА) такой порядок установлен только в отношении выдвижения кандидатов для голосования по выборам в совет директоров и только в том случае, если формирование этого органа осуществляется кумулятивным голосованием.
Здесь стоит задуматься, отсутствие процедур для внесения предложений акционеров к ВОСА по другим вопросам означает отсутствие у акционеров таких прав либо просто свидетельствует о неимении в Законе об АО механизма их реализации?
Изучая Закон об АО и сталкиваясь с данной проблемой на практике, можно сделать следующие выводы. В соответствии с конституционными нормами права граждан, включая акционеров, могут быть ограничены только федеральными законами и в той мере, в какой это необходимо для защиты прав и законных интересов других лиц.
С одной стороны, в Законе об АО нет нормы, ограничивающей право акционеров вносить вопросы в повестку дня ВОСА и выдвигать кандидатов в органы акционерного общества. Это, если обращаться к Конституции РФ, означает наличие у акционеров такого права.
Однако если посмотреть на затронутую проблему в другой плоскости, то можно проанализировать содержание соответствующих норм Закона об АО иначе. В Законе имеются нормы, предусматривающие право акционеров участвовать в общем собрании и процедуры его реализации. В частности, Закон об АО закрепляет различные права акционеров - владельцев обыкновенных и привилегированных акций, устанавливает порядок и сроки внесения вопросов в повестку дня собрания акционеров и выдвижения кандидатов в органы управления акционерного общества, а также сроки проведения общих собраний акционеров и советов директоров.
Таким образом, Закон об АО содержит механизм реализации акционерами прав на участие в общих собраниях акционеров. Данный механизм не предусматривает наличия у акционеров права на внесение вопросов в повестку дня ВОСА и выдвижение кандидатов в органы акционерного общества, что не является ограничением их права на участие в общих собраниях акционеров. В случае проведения ВОСА на нем рассматриваются вопросы, которые предлагаются к рассмотрению инициатором проведения такого собрания.
Хотелось бы порекомендовать правоприменителям обязательно включать в требование о созыве ВОСА всю необходимую для созыва и проведения такого собрания информацию. Например, при созыве ВОСА с требованием сменить генерального директора необходимо включить в требование информацию о предлагаемой инициатором собрания кандидатуре на должность генерального директора, а в случае переизбрания совета директоров или его части (если выборы осуществляются простым голосованием) одновременно с требованием предложить кандидатов на замещение должностей в совете директоров.
Подтверждение изложенной позиции можно найти в статьях, закрепляющих сроки созыва и проведения ВОСА, анализ которых позволяет сделать вывод, что установленная законом процедура созыва и проведения ВОСА не предусматривает возможности акционеров вносить какие-либо предложения к такому внеочередному собранию.

Проблема № 5
Привлечение регистратора для осуществления функций счетной комиссии

Несмотря на важность и принципиальность, Закон об АО, к сожалению, нечетко регламентирует порядок привлечения регистратора для осуществления функций счетной комиссии. В этой связи на практике возникают достаточно сложные и порой неразрешимые проблемы. Рассмотрим лишь основные из них.
Низкая законодательная техника и отсутствие в Законе об АО точного указания, к компетенции какого органа относится решение вопроса о привлечении регистратора для осуществления функций счетной комиссии.
Закон об АО устанавливает, что в случае истечения срока полномочий счетной комиссии, либо если количество ее членов стало менее трех, а также в случае явки для исполнения своих обязанностей менее трех членов счетной комиссии для осуществления ее функций может быть привлечен регистратор.
Здесь же необходимо процитировать норму абз. 2 п. 1 ст. 56 Закона об АО, где сказано, что в обществе, держателем реестра акционеров которого является регистратор, ему может быть поручено выполнение функций счетной комиссии. Выходит, если реестр акционеров ведет само общество, у него отсутствует право на обращение к регистратору с просьбой принять на себя функции счетной комиссии.
Эта абсурдная норма Закона об АО разъяснена п. 4.3 Положения о дополнительных требованиях, согласно которому если ведение реестра акционеров общества осуществляется регистратором, функции счетной комиссии общества не могут выполняться иными регистраторами. Именно такой смысл и закладывал законодатель в п. 1 ст. 56 Закона.
Тем не менее надо учитывать, что Закон об АО имеет большую юридическую силу, нежели Положение, и в случае возникновения коллизии между этими нормативными правовыми актами суд должен будет разрешать спор, руководствуясь нормами Закона об АО, что явно не пойдет на пользу акционерному обществу и его акционерам. Целесообразно рекомендовать законодательному органу внести соответствующие коррективы в ст. 56 Закона об АО.
Теперь остановимся на том, что акционерное общество, осуществляющее ведение реестра акционеров самостоятельно, вправе в соответствии с п. 4.4 Положения привлекать регистратора для осуществления функций счетной комиссии.
Как правило, о необходимости привлечения регистратора становится известно непосредственно перед началом собрания акционеров, когда у его организаторов есть два-три часа на решение всевозможных организационных и иных вопросов. И тут возникает достаточно серьезная проблема - кто же вправе принимать решение о привлечении регистратора?
Проанализируем нормы Закона об АО, определяющие компетенцию органов управления акционерного общества.
Что касается общего собрания акционеров, то ст. 48 Закона об АО к его компетенции отнесен вопрос об избрании счетной комиссии и досрочном прекращении ее полномочий. Из формулировки вопроса не ясно, этот ли орган принимает решение о привлечении регистратора к осуществлению функций счетной комиссии. Используя исключительный подход к определению компетенции общего собрания акционеров, установленный п. 3 ст. 48 Закона об АО, - общее собрание акционеров не вправе рассматривать и принимать решения по вопросам, не отнесенным к его компетенции Законом об АО, - можно высказать следующее суждение.
Общее собрание акционеров не вправе принимать решение о привлечении регистратора для осуществления функций счетной комиссии, поскольку этот вопрос прямо не отнесен к компетенции данного органа ни указанной выше, ни другими статьями Закона об АО.
В компетенцию совета директоров, в основном определенную ст. 65 Закона об АО, входит вопрос об утверждении регистратора и условий договора с ним. Из текста статьи очевидно, что совет директоров обладает полномочиями по привлечению регистратора только для ведения реестра акционеров общества. Таким образом, совет директоров не вправе по Закону об АО принимать решение о привлечении регистратора для осуществления функций счетной комиссии. Следует отметить, что уставом могут быть предусмотрены иные правила.
Проанализируем ситуацию, когда такое право совету директоров предоставлено уставом. Для решения вопроса необходимо созвать заседание совета директоров. Поскольку совет директоров является коллегиальным органом, его созыв обременен определенными формальностями, как то: уведомление членов совета директоров, порядок их ознакомления с материалами к заседанию, порядок внесения предложений и т. д. Вполне естественно, что на созыв собрания потребуется определенное время.
Формальности делают невозможным оперативное принятие решения о привлечении регистратора непосредственно перед общим собранием акционеров. Даже если не принимать во внимание различные формальности относительно порядка созыва совета директоров, в месте проведения общего собрания акционеров в это время может не оказаться членов совета директоров, которые составят кворум для принятия необходимого решения.
Более того, если в акционерном обществе совет директоров на момент проведения общего собрания акционеров не сформирован, принятие решений по вопросам его компетенции, если это установлено уставом АО, может быть отнесено к ведению общего собрания акционеров. Очевидно, что возможности открыть общее собрание акционеров в данной ситуации нет, поскольку некому осуществить регистрацию его участников. А если учесть, что вопросы, отнесенные к компетенции совета директоров, не могут быть переданы на решение исполнительному органу общества (генеральному директору, директору), то напрашивается вывод, что из данной ситуации вообще нет выхода, кроме как идти на сознательное нарушение норм Закона об АО и внутренних документов общества.
Исходя из вышеизложенного автор не рекомендует относить вопрос о привлечении регистратора для осуществления функций счетной комиссии к компетенции совета директоров.
Обратимся теперь к изучению компетенции исполнительных органов общества. Данные органы вправе рассматривать и принимать решения по любым вопросам, не отнесенным к компетенции общего собрания акционеров и совета директоров (наблюдательного совета). Следовательно, вопрос о привлечении регистратора для осуществления функций счетной комиссии находится в компетенции исполнительных органов общества. Остается только разобраться, единоличный или коллегиальный орган вправе решать данный вопрос?
В этом нам поможет абз. 3 п. 2 ст. 69 Закона об АО, согласно которому единоличный исполнительный орган общества либо управляющая организация (управляющий) (1), вправе без доверенности действовать от имени общества. Если принять во внимание тот факт, что отношения между АО и регистратором по оказанию акционерному обществу дополнительных услуг носят договорный характер, то становится понятно, что только генеральный директор вправе принять решение о привлечении регистратора для осуществления функций счетной комиссии. В данном случае между акционерным обществом и регистратором заключается соответствующий гражданско-правовой договор.
Стоит оговориться, что вопрос о привлечении регистратора может быть отнесен уставом общества к компетенции совета директоров или коллегиального исполнительного органа общества. В любом случае, автор настоятельно рекомендует указывать во внутренних документах общества, какой орган управления вправе принимать решение по данному вопросу.
Есть лишь одно исключение из изложенного выше правила, которое имеет место в случае созыва внеочередного общего собрания акционеров по инициативе лиц, требующих его созыва. В соответствии с п. 8 ст. 55 Закона об АО лица, созывающие собрание, обладают предусмотренными Законом об АО полномочиями, необходимыми для созыва и проведения общего собрания акционеров, в том числе и полномочиями по привлечению регистратора. В этом случае расходы на созыв собрания, в частности на услуги регистратора, могут быть возмещены по решению общего собрания акционеров за счет средств общества.
Однако и при созыве ВОСА лицами, требующими его созыва, есть свои нерешенные вопросы. Как известно, требовать проведения внеочередного собрания вправе совет директоров общества, ревизионная комиссия, аудитор или акционеры, являющиеся владельцами не менее чем 10 процентов голосующих акций общества на дату предъявления требования.
И если с аудитором и акционерами вопросов не возникает - данные лица привлекают регистратора и оплачивают его услуги от своего имени и за счет собственных средств, то что делать с ревизионной комиссией - совершенно непонятно. Этот орган общества юридическим лицом не является, действовать от имени общества он не правомочен, собственных средств на оплату услуг регистратора у него, естественно, нет.
В подобной ситуации либо регистратор должен будет бесплатно оказать соответствующие услуги обществу, либо членам ревизионной комиссии придется договариваться с генеральным директором (директором) общества об оплате услуг регистратора (2).
Есть другая сторона данной проблемы - волеизъявление регистратора на выполнение функций счетной комиссии.
Даже когда со стороны АО принято решение о привлечении регистратора для выполнения функций счетной комиссии, регистратор может объявить слишком высокую цену своих услуг или вообще отказаться от заключения договора.
Механизма, гарантирующего акционерному обществу возможность привлечения регистратора для выполнения функций счетной комиссии, законодательством не установлено. Обязанность регистратора выполнять названные функции, в случае обращения к нему акционерного общества, также не закреплена. Не предусмотрено никаких мер ответственности регистратора за отказ от исполнения указанных функций.
Вполне вероятна ситуация, что акционерное общество либо не сможет удовлетворить материальные потребности регистратора, либо столкнется с его принципиальным отказом оказывать обществу такого рода услугу.
В связи с проводимой ФКЦБ России политикой, направленной на укрупнение регистраторов, акционерное общество может лишиться возможности выбирать между несколькими регистраторами, так как на территории его места нахождения будет функционировать только один регистратор. С другой стороны, отсутствие конкуренции среди регистраторов повлечет рост цен на их услуги, не связанные с ведением реестров владельцев именных ценных бумаг.
По мнению автора, вопрос о порядке и условиях привлечения регистратора для осуществления функций счетной комиссии необходимо проработать на заседаниях ФКЦБ России и ПАРТАД и закрепить в соответствующих нормативно-правовых актах.
Таким образом, если кто-либо из состава счетной комиссии или весь состав не сможет или не захочет осуществлять свои функции, акционерное общество практически будет лишено возможности оперативно, без переноса общего собрания акционеров на более поздний срок, принять решение о привлечении регистратора к участию в собрании акционеров. Даже если такое решение будет оперативно принято, сам регистратор не обязан соглашаться на осуществление функции счетной комиссии.
Общее собрание акционеров будет вынужденно перенесено на более поздний срок, а откладывание решения насущных вопросов может принести АО дополнительные убытки или вообще блокировать его деятельность.
Часто на практике выход из рассматриваемой ситуации видят в создании "временных" счетных комиссий, назначаемых по инициативе членов советов директоров, председателей общих собраний акционеров или единоличных исполнительных органов АО. Либо привлекают регистратора для осуществления функций счетной комиссии.
"Временная" счетная комиссия или регистратор осуществляют регистрацию участников собрания, а уже на нем состав "временной" счетной комиссии избирается в состав счетной комиссии либо утверждается данный регистратор. Видимые проблемы вроде бы снимаются, но не решаются полностью.
Дело в том, что решения общего собрания акционеров, регистрация участников которого осуществлена "временными" счетными комиссиями, чье существование не предусмотрено Законом об АО, или регистратором, решение о привлечении которого не принято заблаговременно уполномоченным органом, могут быть обжалованы в судебном порядке в соответствии с п. 7 ст. 49 Закона об АО.

Проблема № 6
В статье 75 Закона об АО опять ошибка?

Статья 75 Закона об АО устанавливает основания для возникновения у акционеров права требовать выкупа обществом всех или части принадлежащих им акций. Всем известно, что в данной статье до внесения в нее изменений Законом № 120-ФЗ, а именно в абз. 2 п. 1, законодателем была допущена ошибка: норма абз. 2 является бланкетной и в старой редакции содержала ссылку на п. 2 ст. 89 Закона об АО.
Статья 89 называется "Хранение документов общества" и не имеет никакого отношения к возникновению у акционеров права требовать у общества выкупа принадлежащих им акций. Было очевидно, что в ст. 75 Закона об АО необходима ссылка на п. 2 ст. 79 Закона об АО, где речь идет о совершении акционерным обществом крупной сделки, предметом которой является имущество, стоимостью свыше 50 процентов балансовой стоимости активов общества.
Если акционер голосовал против принятия решения о совершении обществом подобной сделки либо не принимал участия в голосовании по данному вопросу, у него возникает право требовать выкупа обществом принадлежащих ему акций.
Изложенная позиция нашла подтверждение в Законе № 120-ФЗ, где ошибка исправлена, и вместо ссылки на п. 2 ст. 89 появилась ссылка на п. 2 ст. 79 Закона об АО. Но законодатель тем не менее не учел того обстоятельства, что Закон № 120-ФЗ изменил саму ст. 79 Закона об АО, где п. 1 стал пунктом 2, а п. 2 - пунктом 3. Исправлять ошибку в ст. 75 следовало с учетом изменений самой ст. 79. Так, абз. 2 п. 1 ст. 75 должен был содержать ссылку на п. 3 ст. 79 Закона об АО. А может быть, законодатель намеренно сделал ссылку на п. 2 ст. 79 Закона об АО?

Попробуем разобраться в сложившейся ситуации. В соответствии с действующими в настоящий момент нормами Закона об АО у акционеров возникает право требовать выкупа акций в случае совершения обществом крупной сделки только в следующей ситуации. Советом директоров не достигнуто единогласие по вопросу об одобрении крупной сделки по отчуждению имущества стоимостью от 25 до 50 процентов балансовой стоимости активов общества, и данный вопрос по решению совета директоров передан на рассмотрение общего собрания акционеров. Только в указанном случае, если акционер голосует против принятия такого решения либо не принимает участия в голосовании по этому вопросу, у него возникает право требовать выкупа обществом, принадлежащих ему акций.
Одновременно при возможности отчуждения или приобретения обществом имущества, стоимость которого превышает 50 процентов балансовой стоимости активов общества, акционер, голосовавший против принятия такого решения, не будет иметь права требовать выкупа обществом его акций. И это несмотря на то, что результатом совершения обществом подобной крупной сделки может стать более серьезное изменение структуры баланса и появление крупных денежных или имущественных обязательств, что, в конечном итоге, может заметно уменьшить или сократить до нуля прибыль общества в текущем году и приведет к невозможности выплаты дивидендов акционерам.
Совершение обществом сделки с имуществом стоимостью свыше 50 процентов балансовой стоимости его активов способно повлечь несостоятельность АО.
В данной ситуации законодатель должен предоставить акционерам, не желающим идти на риск потерять собственные средства, возможность потребовать выкупа обществом принадлежащих им акций.
Однако вопреки логике в действующей редакции ст. 75 Закона об АО такое право у акционера возникает при меньшей степени риска потерять собственные вложения, а именно при отчуждении обществом имущества стоимостью от 25 до 50 процентов балансовой стоимости активов общества, что не совсем разумно. Вопросов не возникало, если бы законодатель определил, что право требовать выкупа своих акций у акционеров возникает в обоих случаях, установленных и п. 2, и п. 3 ст. 79 Закона об АО. Но этого не сделано. Таким образом, в ст. 75 Закона об АО опять допущена ошибка.
Вся проблема в том, что при толковании и применении закона суды руководствуются не общей логикой закона, а его конкретными нормами. Поэтому до устранения ошибки мы будем иметь дело именно с такой абсурдной ситуацией. Устранить же ошибку можно тремя способами.
Во-первых, путем внесения изменений в Закон об АО. Данный способ наиболее сложный и долговременный.
Во-вторых, формирование и закрепление правоприменительной практики в постановлениях Пленумов Верховного Суда РФ или Высшего Арбитражного Суда РФ. Более оперативный способ, но не дает стопроцентной гарантии против судебного решения, вынесенного на основании норм Закона об АО, ибо нормы закона имеют более высокую юридическую силу, чем постановления ВАС РФ или ВС РФ.
В-третьих, обжалование норм Закона об АО в Конституционный Суд РФ. Самый быстрый способ. Однако акционеру будет крайне тяжело обосновать факт наличия нарушения его конституционных прав отсутствием у него права требовать от АО выкупа принадлежащих данному акционеру акций в случае, указанном в п. 3 ст. 79 Закона об АО, если он голосовал против одобрения сделки или не принимал участия в голосовании.
Посмотрим, какой из этих трех способов будет в итоге использован на практике.

Проблема № 7
Заинтересованность в совершении сделки

Проблема вновь связана с толкованием терминов, используемых в Законе об АО. В частности, после внесения изменений в Законе об АО появился термин "выгодоприобретатель". Он нужен для определения критериев сделок с заинтересованностью и значится в числе сведений, которые необходимо указывать в решении об одобрении крупной сделки.
Итак, в соответствии со ст. 81 Закона об АО заинтересованной в совершении сделки может быть признана сторона, являющаяся выгодоприобретателем в сделке. Дав определение, законодатель опять не разъясняет, кого следует понимать под выгодоприобретателями. Если обратиться к нормам Гражданского кодекса РФ, то в нем лишь в главах о страховании и доверительном управлении имуществом идет речь о выгодоприобретателях.
В этой связи необходимо понять, какой круг лиц в Законе об АО охватывается понятием "выгодоприобретатель": строго определенные субъекты, указанные в ГК РФ, либо любые лица, которые прямо или косвенно заинтересованы в совершении сделки. Например, при расширительном толковании под выгодоприобретателем можно понимать лицо, в пользу которого заключен договор в пользу третьего лица (ст. 430 ГК РФ).
Поскольку ответа на поставленный вопрос ни в Законе об АО, ни в иных нормативных правовых актов найти не удалось, остается рассудить логически. По всей видимости, суды в каждом конкретном случае должны анализировать наличие заинтересованности в совершении сделки. Однако в столь щекотливом вопросе отсутствие четких критериев для определения заинтересованности может породить судебный произвол.

* * *

Естественно, автор понимает, что ни один нормативно-правовой акт не может быть идеальным. Тем более в сфере правоприменения весьма часты ситуации, которые не урегулированы нормами действующего законодательства. В этой связи изложенные выше суждения являются субъективной точкой зрения автора и не претендуют на абсолютную истинность.

Хотелось указать читателям на проблемы применения Закона об АО и дать возможность корпоративным юристам обойти "узкие" места данного Закона, разъяснив коллизионные нормы Закона об АО во внутренних документах акционерного общества или решив текущие задачи АО в обход названных проблем.

Автор надеется, что данная статья обратит внимание законодателя на проблемы, возникающие в практике, и поможет устранить пробелы в правовом регулировании правоотношений, связанных с функционированием акционерных обществ и защитой интересов акционеров.

 

1. По вопросу о привлечении управляющей организации, читайте статью Степанова Д.И. "Управляющая компания хозяйственным обществом", - Хозяйство и право, 2000, № 10

2. Количество возможных ситуаций, которые могут возникнуть в процессе привлечения регистратора для осуществления функций счетной комиссии столь велико, что не позволяет рассмотреть их полностью в рамках данной статьи, не перегружая ее. Однако уже из приведенных примеров становится ясно, насколько затруднительной может быть данная проблема.


Дата публикации: 22.04.2003