ПРАКТИКА  РАССМОТРЕНИЯ  ЗАЯВЛЕНИЙ
О  ПРИНЯТИИ  МЕР  ПО  ОБЕСПЕЧЕНИЮ  ИСКА

Опубликовано в вестнике ВАС 22.10.03

Институт обеспечения иска известен отечественному процессуальному праву еще с дореволюционных времен и всегда преследовал одну и ту же цель обеспечение сохранения в неизменном состоянии активов должника, являющихся пределом его потенциально возможной ответственности, которые должны быть доступны для исполнительных органов государственной власти в целях принудительного исполнения судебного акта. Сама логика главы 8 АПК РФ определяет понимание обеспечительных мер как гарантии исполнения судебных актов арбитражного суда, исключающей причинение заявителю значительного ущерба.

Обеспечение имущественных интересов заявителя посредством принятия мер по обеспечению иска, лежащих в плоскости частных интересов конкретного лица, в данном случае не должно вступать в конфликт с таким же интересом его контрагента. Кроме того, на наш взгляд, рациональное и эффективное использование данного процессуального института способно обеспечить оптимальный баланс между публичным и частным интересом, во всей полноте проявляющимся при рассмотрении дела в арбитражном суде: обеспечение исполнения судебных актов тот результат, на который направлена и деятельность по отправлению правосудия, и частный интерес конкретного лица. Действовавший ранее АПК РФ 1995 года предусматривал право суда по ходатайству ответчика потребовать от истца возмещения возможных для ответчика убытков (ст. 76). В ныне действующем АПК РФ указанное положение дополнено обязанностью суда в ряде случаев требовать предоставления встречного обеспечения. Показательным является то обстоятельство, что Закон СССР О государственном арбитраже в СССР института встречного обеспечения не знал.

Несмотря на то, что институт обеспечения иска (имущественных интересов) не нов для отечественного процесса, практика его применения далеко не всегда единообразна.

1.  НАЛОЖЕНИЕ  АРЕСТА  НА  ДЕНЕЖНЫЕ  СРЕДСТВА
ИЛИ  ИНОЕ  ИМУЩЕСТВО,  ПРИНАДЛЕЖАЩЕЕ  ОТВЕТЧИКУ
И  НАХОДЯЩЕЕСЯ  У  НЕГО  ИЛИ  У  ТРЕТЬИХ  ЛИЦ

Прежде всего следует отметить, что данная мера обеспечения является как наиболее применимой по искам о взыскании и об истребовании, так и наиболее распространенной: к примеру, ее доля в общем количестве определений о принятии мер по обеспечению иска Арбитражного суда Ростовской области составляет около 55 процентов.

По общему правилу арест имущества исключает его отчуждение или уничтожение, но не препятствует пользованию им, если это не повлечет уничтожения имущества либо снижения его ценности. По мнению Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа, должник вправе пользоваться имуществом, если ограничение этого права специально не оговорено судом (постановление по делу № А56-27341/01).

В судебной практике возникают вопросы, связанные с тем, какие причины можно считать достаточными и обоснованными для принятия мер по обеспечению иска. По мнению Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа, при рассмотрении ходатайства о принятии мер по обеспечению иска суд должен исходить из презумпции обоснованности исковых требований и, как следствие, из необходимости последующего исполнения решения за счет денежных средств или имущества, являющихся предметом обеспечения (№ Ф08-687/02). Вместе с тем этот посыл не является в полной мере верным. По мнению разработчиков АПК РФ, несмотря на то, что Кодекс не предусматривает конкретных оснований, обязывающих арбитражный суд обеспечить иск, в частности не выдвигает условием обеспечения иска его обоснованность представленными доказательствами, арбитражный суд не может не учитывать наличие данных, обосновывающих исковые требования1. Ни о каком априори установленной презумпции обоснованности исковых требований речь в данном случае не идет.

В судебной практике имеют место типичные ситуации, проиллюстрировать одну их которых возможно на следующем примере.

Участник ООО, обращаясь с иском о признании недействительными всех решений, принятых на общем собрании, о времени проведения которого он не был извещен и на котором по этой причине не присутствовал, заявил о принятии следующих мер по обеспечению иска: запрещении вносить изменения в устав общества и наложении ареста на недвижимое имущество, принадлежащее ООО. При этом истцу достоверно не известно, какие приняты решения на состоявшемся без его участия собрании, и копиями этих решений он не располагает. В связи с этим возникает вопрос о том, правомерным ли будет оставление заявления об обеспечении иска без движения, истребование оспариваемых решений общего собрания у ответчика и рассмотрение заявления об обеспечении иска после изучения полученных от ответчика решений.

В силу статьи 93 АПК РФ арбитражный суд оставляет заявление об обеспечении иска без движения, если оно не соответствует требованиям статьи 92 АПК РФ. В соответствии с пунктом 5 статьи 92 АПК РФ в заявлении об обеспечении иска должно содержаться обоснование причины обращения с соответствующим заявлением. При отсутствии в распоряжении суда оспариваемых решений суд будет лишен возможности оценить их с той точки зрения, способны ли они затруднить возможное исполнение решения или причинить истцу значительные убытки.

Нет единства и между судами, осуществляющими проверку судебных актов в порядке кассационного производства, в определении содержания данной обеспечительной меры, сутью которой является запрет ответчику, а равно другим лицам, у которых принадлежащее ответчику имущество находится по любым основаниям, продавать его, дарить, завещать, сдавать, закладывать и т.д. Мера по обеспечению иска, формулируемая как запрет на действия, направленные на изменение собственника или владельца, представляет собой не что иное, как арест. Отменяя определение суда о применении такой меры, Федеральный арбитражный суд Дальневосточного округа указал на то, что запрет на отчуждение имущества не связан с предметом заявленного иска и, следовательно, не может являться мерой обеспечения требований истца. При этом суд оставил в силе определение о наложении ареста на имущество, которым осуществление этих действий как раз и запрещено (постановление по делу № А37/02-1/2359).

В рамках одного из дел, пересмотренных в порядке кассационного производства Федеральным арбитражным судом Северо-Кавказского округа, исследовался вопрос о содержании такой обеспечительной меры, как арест имущества должника (№ Ф08-4445/01). Необходимость в этом была вызвана утверждением стороны, участвующей в деле, о том, что денежные средства как в наличном, так и в безналичном виде входят в состав понятия имущество, в силу чего применение такой меры, как арест имущества должника, допускает и даже предполагает и арест денежных средств на банковских счетах. При оценке данного соображения федеральный суд округа поддержал вывод Арбитражного суда Ростовской области: арест имущества должника и арест денежных средств перечислены в законе как различные меры обеспечения иска. Несмотря на то, что с гражданско-правовой точки зрения в содержание понятия имущество входят и денежные средства, с точки зрения процесса арест имущества и арест денежных средств на банковских счетах это разные меры. Как и ранее действовавший, новый АПК РФ допускает принятие в случае необходимости нескольких обеспечительных мер. Определение о наложении ареста на имущество в любом случае не поглощает такую меру обеспечения, как наложение ареста на денежные средства (№ Ф08-3719/01).

По смыслу закона применение обеспечительных мер должно быть действительно необходимым, эти меры должны касаться предмета спора и быть соразмерными заявленному требованию.

Проверяя законность определения суда о принятии мер по обеспечению иска в виде наложения ареста на магазин (№ Ф08-1066/99), Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа указал, что приоритетным является наложение ареста на денежные средства, так как наложение ареста на имущество означает изъятие из оборота собственных ресурсов хозяйствующих субъектов на длительный срок, поскольку применение этой меры лишает их возможности передать имущество в залог или продать его. Однако при установленном судом и подтвержденном материалами дела факте отсутствия денежных средств непринятие такой меры, как наложение ареста на имущество, может затруднить или сделать невозможным исполнение судебного акта.

В отношении применения такой меры, как арест, возникает и еще один вопрос: может ли быть наложен арест на пенсию ответчика-предпринимателя? Представляется, что арест на пенсию ответчика-предпринимателя наложить нельзя в силу следующих причин.

В соответствии со статьей 446 ГПК РФ 2002 года взыскание по исполнительным документам, в том числе на деньги, принадлежащие гражданину, не может быть обращено на общую сумму менее трехкратной установленной величины прожиточного минимума самого гражданина-должника, лиц, находящихся на его иждивении, а в случае их нетрудоспособности шестикратной установленной величины прожиточного минимума на каждого из указанных лиц. ГПК при этом не выделяет источник формирования денежных средств, принадлежащих должнику. Следовательно, взыскание, а также предваряющий его арест могут быть обращены на сумму, превышающую установленный законом минимум. Денежные средства, находящиеся в данный момент на счете должника, могут быть подвергнуты аресту при этих же условиях, при этом не имеет значения, пенсия это или нет. На денежные же средства, которые поступят на счет в будущем, арест не может быть наложен.

В удовлетворении ходатайств об обеспечении иска в виде наложения ареста на расчетный счет ответчика суды отказывают во всех случаях. Однако аргументацию приводят различную. Так, по ряду дел в принятии обеспечительных мер отказано со ссылкой на то, что статьей 91 АПК РФ не предусмотрено такой меры обеспечения, как наложение ареста на расчетный счет. Представляется, однако, что такая аргументация не безупречна, поскольку перечень обеспечительных мер, содержащийся в названной статье, не является исчерпывающим. В данном случае суду следует руководствоваться постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 09.12.02 № 11 О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, согласно пункту 13 которого арест не может быть наложен на счета должника в кредитных учреждениях, он налагается только на имеющиеся на счетах денежные средства в пределах суммы имущественных требований2.

2.  ЗАПРЕЩЕНИЕ  ОТВЕТЧИКУ  И  ДРУГИМ  ЛИЦАМ
СОВЕРШАТЬ  ОПРЕДЕЛЕННЫЕ  ДЕЙСТВИЯ,
КАСАЮЩИЕСЯ  ПРЕДМЕТА  СПОРА

В ряде случаев в целях обеспечения реальности исполнения судебного акта и предотвращения причинения значительного ущерба лицу, ходатайствующему о принятии обеспечительных мер, арбитражный суд вправе запретить ответчику совершать определенные действия, касающиеся предмета спора.

Сразу же возникает вопрос о том, каковы критерии определения понятия причинение значительного ущерба.

К числу объективных критериев относятся:

1) размер непосредственно причиненного ущерба, под которым применительно к условиям хозяйственного оборота согласно статье 15 ГК РФ понимаются убытки;

2) имущественное положение ходатайствующего о применении мер лица;

3) соотношение размера возможных убытков и имущественного положения ходатайствующего о применении мер лица.

Для признания ущерба значительным необходима оценка ходатайствующим о применении мер лицом того обстоятельства, что ущерб, если он будет причинен, будет являться крупным, а также оценка своего имущественного положения. Этому лицу необходимо также обосновать, что соотношение размера потенциального ущерба и его имущественного положения свидетельствует о неминуемом причинении ему значительного ущерба3.

Применение такой меры, как запрет совершать определенные действия, касающиеся предмета спора, направлено на консервацию или правового положения, или некоего спорного объекта и дополнено соображениями процессуальной экономии.

Так, по иску о признании недействительной государственной регистрации права собственности на подъездные железнодорожные пути за ответчиком и признании права собственности на них за истцом принята такая мера по обеспечению иска, как запрещение ответчику производить отчуждение подъездных путей, являющихся предметом спора.

Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа, проверяя законность соответствующего судебного акта, указал на то, что при наличии государственной регистрации права собственности на спорные объекты за ответчиком он может произвести отчуждение предмета спора. В этом случае не только возникнут затруднения с исполнением решения, но и появится необходимость еще до принятия решения привлекать к участию в деле другое лицо и заявлять дополнительные исковые требования (№ Ф08-1213/02).

Одно лишь предположение о возможности отчуждения спорного объекта явилось основанием для подтверждения обоснованности принятия соответствующих мер и по делу № А53-3701/02-с4-10 (№ Ф08-3251/02).

 

Представляется целесообразным обратить внимание на подходы судов к оценке мотивированности соответствующих определений. Согласно статье 185 АПК РФ в определении должны быть указаны мотивы, по которым арбитражный суд пришел к своим выводам, принял или отклонил доводы лиц, участвующих в деле, со ссылкой на законы и иные нормативные правовые акты.

Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа один из немногих судов, оставляющих в силе определения о принятии мер по обеспечению иска при отсутствии в обжалуемом определении надлежащей мотивировки.

Так, оставляя в силе судебный акт Арбитражного суда Ростовской области, названный федеральный суд пришел к выводу о том, что не является основанием для отмены по существу правильных судебных актов неуказание мотивов принятия мер по обеспечению иска. Необходимость принятия таких мер следует из характера заявленных требований (№ Ф08-1213/02, Ф08-3251/02).

Иная позиция у федеральных арбитражных судов других округов при отсутствии мотивировки судебные акты, которыми вводятся обеспечительные меры, отменяются.

Так, Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа, отменяя определение Арбитражного суда Иркутской области, сослался на пункт 6 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 31.10.96 № 13 О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в суде первой инстанции4, согласно которому наложение ареста на денежные средства или имущество в соответствии со статьей 76 АПК РФ (ст. 91 АПК РФ 2002 года) затрагивает имущественные интересы как должника, так и других его кредиторов, поэтому арбитражному суду необходимо проверить аргументированность заявления о принятии таких мер обеспечения иска и применять эти меры, когда имеется реальная угроза невозможности в будущем исполнить судебный акт.

В рассматриваемом случае судом первой инстанции по делу о признании сделки недействительной и применении последствий недействительности ничтожной сделки приняты меры по обеспечению иска в виде ареста имущества и запрета регистрирующему органу до рассмотрения дела по существу осуществлять государственную регистрацию права на спорный объект теплоход. Оставляя в силе определение о принятии мер по обеспечению иска, суд апелляционной инстанции отметил, что, поскольку теплоход является предметом оспариваемой сделки, у суда первой инстанции имелись основания для принятия обеспечительных мер. Судом кассационной инстанции указано на то, что в судебных актах по данному делу апелляционным судом не указаны мотивы, на которых были основаны выводы о законности и обоснованности принятия обеспечительных мер, и мотивы, по которым доводы ответчика признаны необоснованными (постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 28.10.02 № А19-11582/02-22).

Судами округов обращается внимание и на необходимость конкретизации обеспечительных мер, вводимых арбитражными судами.

Так, Федеральным арбитражным судом Северо-Западного округа отменено определение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области о введении обеспечительных мер в отношении АЗС, которым ответчику запрещено совершать какие-либо действия, приводящие к ухудшению состояния АЗС, в том числе осуществлять слив топлива, демонтаж электро- и иного оборудования. При этом кассационная инстанция указала на то, что суд, запрещая ответчику совершать какие-либо действия, привел лишь примерный их перечень, не определив, какие конкретно действия запрещено совершать. Такая ситуация создает неопределенность, которая неизбежно ведет к спорам при исполнении определения (постановление по делу № А56-3019/02).

В связи с изложенным считаем необходимым обратить внимание на обязательность ссылки в определении об обеспечении иска на аргументацию заявителя о необходимости введения обеспечительных мер, а также на причины, по которым суд считает введение указанных мер обоснованным. Как показывает практика, зачастую в мотивировочной части определения об обеспечении иска суды ограничиваются указанием на соответствующие статьи АПК РФ, а в резолютивной части судебного акта очень редко указывают, какие именно действия, касающиеся предмета спора, запрещено совершать ответчику и другим лицам. Однако пунктом 2 части 1 статьи 91 АПК РФ установлено, что ответчику и другим лицам может быть запрещено совершать лишь определенные действия, касающиеся предмета спора.

При оценке аргументации заявителя судьями Арбитражного суда Ростовской области признаются обоснованными следующие доводы:

длительный срок непогашения задолженности;

принятие мер ответчиком к реализации спорного имущества.

Как уже было сказано, применяемые судом обеспечительные меры должны быть соразмерны и адекватны заявленным требованиям кредитора.

Так, по иску о признании частично недействительным устава ОАО и признании права собственности на определенное количество акций приняты следующие меры: руководству ответчика запрещено распоряжаться имуществом и денежными средствами предприятия и заключать какие-либо сделки. Запрещено также проведение собраний акционеров ответчика.

Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа отменил определение в части запрета распоряжаться денежными средствами, так как в предмет заявленного иска о признании права собственности и признании частично недействительным устава денежные средства ответчика и возможность распоряжения ими не входят.

В части запрета распоряжаться имуществом и заключать какие-либо сделки определение изменено. По мнению федерального арбитражного суда округа, такая чрезмерно строгая мера не соответствует целям обеспечения и не является соразмерной заявленным требованиям. В данном случае целям обеспечения иска в достаточной степени соответствует запрет на отчуждение имущества, так как запрет его использования иным образом (при отсутствии указания какого именно имущества) способен нивелировать саму возможность осуществления нормальной хозяйственной деятельности (№ Ф08-3422/00).

 

Анализ судебных актов Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа свидетельствует об отсутствии в суде кассационной инстанции сформированных критериев, необходимых и достаточных для применения такой меры, как запрет совершать определенные действия.

К примеру, по иску о применении последствий недействительности ничтожной сделки приватизации судом первой инстанции были приняты следующие меры: запрещение до принятия решения по делу инициировать проведение общих собраний акционеров ответчика, а также совершать любые иные действия, связанные с их подготовкой.

Апелляционной инстанцией эта мера оставлена в силе, как не ограничивающая прав акционеров на участие в собраниях общества и его управлении.

Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа, отменяя состоявшиеся судебные акты, указал на право арбитражного суда запрещать производство определенных действий, если эти действия касаются предмета спора. В то же время суд отметил, что предметом иска по рассматриваемому делу является применение последствий недействительности сделки по передаче акций. Из материалов дела не следует, что ответчики принимали меры к реализации акций либо совершали иные действия, направленные на их отчуждение (№ Ф08-3615/00).

Таким образом, основанием к отмене определения в данном случае явилось отсутствие подтвержденного материалами дела намерения ответчика реализовать спорные акции, тогда как по делам № Ф08-1213/02, Ф08-3251/02 достаточным основанием для оставления в силе определений о принятии мер по обеспечению иска явилась вытекающая из правомочий собственника способность произвести отчуждение предмета спора при наличии лишь предположения о том, что у ответчика когда-нибудь может появиться намерение реализовать спорное имущество.

В судебной практике возник вопрос о том, возможно ли применять обеспечительные меры по искам о признании недействительными решений общих собраний и какие конкретно обеспечительные меры в данном случае допустимы.

В принципе, практика дает положительный ответ на этот вопрос. Такие меры применяются судами нередко. Но как адекватная и соответствующая заявленным требованиям фактически оценивается лишь одна мера обеспечения запрет совершать действия, направленные на исполнение оспариваемого решения. По целому ряду дел определения о принятии таких мер, как арест на все доли участия в ООО, запрет ООО, его участникам, генеральным директорам исполнять устав ООО и т.д., отменялись вышестоящими судебными инстанциями как неадекватные, чрезвычайно строгие и парализующие деятельность хозяйствующего субъекта.

Так, в качестве обеспечительной меры по иску о признании недействительным внеочередного собрания акционеров ОАО Арбитражный суд Камчатской области запретил генеральному директору, избранному на собрании, решение которого оспаривается, осуществлять полномочия. Заявление о принятии обеспечительных мер было аргументировано возможностью отчуждения новым генеральным директором имущества ОАО.

Федеральным арбитражным судом Дальневосточного округа определение отменено с указанием на следующее. По делу заявлены требования о признании недействительным решения внеочередного собрания акционеров. В случае удовлетворения этого искового заявления арбитражным судом выносится решение, которое не предусматривает исполнения в виде совершения каких-либо действий в отношении имущества ответчика или понуждения ответчика к совершению определенных действий. Таким образом, ни действия лиц, участвующих в деле, ни действия других лиц не могут помешать или сделать невозможным исполнение судебного акта. Ссылка в заявлении на возможность отчуждения новым генеральным директором имущества общества не может быть принята во внимание, поскольку Федеральным законом Об акционерных обществах предусмотрено право акционера на обращение в суд с иском к единоличному исполнительному органу общества о возмещении убытков, причиненных обществу (постановление от 16.05.01 № Ф03-А49/01-2/800).

 

В современных условиях обеспечительные меры зачастую используются сторонами арбитражного процесса в качестве инструмента, способного усложнить деятельность хозяйствующего субъекта, в отношении которого эти меры принимаются, парализовать его деятельность и ввергнуть в весьма значительные убытки. Анализ дел демонстрирует следующую тенденцию: истинным мотивом для обращения в суд все чаще и чаще становится не необходимость в разрешении спора о праве, а именно применение мер по обеспечению иска. При этом судьба самого дела представляется недобросовестным истцам малоинтересной. Особую остроту данная ситуация приобретает при отсутствии выработанных арбитражными судами единых подходов к оценке и разрешению заявлений о принятии мер по обеспечению иска.

А.Г. ШЕЛЕСТ,
заместитель председателя
Арбитражного суда Ростовской области

Л.В. ЛАПАЧ,
начальник отдела анализа судебной практики
Арбитражного суда Ростовской области

О.А. СУЛИМЕНКО,
главный специалист отдела анализа судебной практики
Арбитражного суда Ростовской области

 


1 См.: Фалькович М.С. Обеспечительные меры арбитражного суда в новом Арбитражном процессуальном кодексе // Вестник ВАС РФ. 2002. № 11. С. 55.
2 Вестник ВАС РФ. 2003. № 2. С. 9.
3 См.: Гаухман Л. Соотношение крупного размера и крупного ущерба по УК РФ // Законность. 2001. № 1.
4 Прилож. к Вестнику ВАС РФ № 1 за 2001 год. С. 60.